Связаться с нами

ГОВОРИМ: «УРАЛЭНЕРГОСТРОЙ», ПОДРАЗУМЕВАЕМ: «СУРУДА»

Стройкомплекс Среднего Урала №1-2 [205] январь-февраль 2017

Более полувека его жизнь связана с «Уралэнергостроем». И вот уже 28 лет он возглавляет организацию, все достижения которой в эти годы неразрывно связаны с его именем. 75-летний юбилей заслуженного строителя России Виктора Борисовича Суруды - повод поговорить о достигнутом и о нем самом.

Виктор Борисович, среди многих ваших почетных званий есть одно, скажем так, не самое звучное, но для бывших студентов Уральского политехнического института очень лестное, значимое. Присуждается оно тем, кто со временем стал гордостью вуза. Вот и вы - почетный выпускник УПИ. А как попали в этот институт?

Мои родители по роду занятий были энергетиками. Это обстоятельство в известной мере повлияло на мой выбор, когда встал вопрос о том, где продолжить образование. Научиться строить электростанции можно было на строительном факультете УПИ, туда и поступил. Учиться было интересно. Преподавали нам очень хорошие специалисты, и, когда я попал на производство, освоился там без особого труда.

Правда, вначале меня по распределению направили работать в институтскую лабораторию, а хотелось реального дела на стройке. Заведующий лабораторией внял моим просьбам. Ранее работавший в тресте «Уралэнергострой», он порекомендовал меня тамошнему руководству. Направили прорабом на строительство Кармановской ГРЭС.

Связь с альма-матер в той или иной форме я не прерывал никогда. Оказывал посильную помощь. На договорной основе оплачивал учебу студентов с прицелом их работы в «Урал-энергострое». Наши ряды пополнили около 30 выпускников. А когда в УрФУ мой бывший факультет был преобразован в Строительный институт и там создали Попечительский совет, коллеги избрали меня председателем.

С годами менялись ваши должности, менялись организационные формы «Уралэнергостроя». Но это гордое название осталось неизменным в вашей трудовой книжке. Расскажите, как складывалась уралэнергостроевская карьера.

После Кармановской ГРЭС я участвовал в строительстве многих других электростанций и ряда крупных энергетических объектов. Как-то так получилось, что чаще всего меня посылали туда, где возникали какие-нибудь заминки и надо было выправлять положение. Помотался по всему Уралу, Западной Сибири и Дальнему Востоку. Мне кажется, тогда я чаще летал на самолетах, чем ездил в городском транспорте.

С 1966 года я прошел должности прораба, начальника монтажного участка, главного инженера строительного управления. А в 1987 году управляющий трестом Алексей Павлович Доронин назначил меня своим заместителем. У этого человека я многому научился. Был он прекрасным инженером и умелым, как бы теперь сказали, менеджером. А именно такое сочетание качеств идеально для руководителя одного из мощнейших в СССР строительных трестов, каким был тогда ордена Ленина «Уралэнергострой». Алексей Павлович, построивший третий энергоблок Белоярской атомной электростанции, собрался поработать за границей и готовил себе замену. Его выбор пал на меня.

Предложение возглавить трест повергло меня в шок, но отказываться от работы, даже самой трудной, не в моих правилах. Кандидатов на пост управляющего «Уралэнергостроя» оказалось немало, но решающей для утверждения в Москве стала рекомендация Доронина. Это случилось в 1989 году. Вообще-то я думал, что долго не продержусь. Но в 90-е годы начала рушиться экономика страны и останавливались стройки, пришлось бороться за выживание треста. Тут уж чувство долга не позволяло отступиться. Пережили безработицу, отсутствие денег на выплату зарплат, попытки рейдерских захватов, заказную клевету в прессе. Впрочем, подобное тогда испытали почти все крупные строительные компании. Наша выстояла, а, главное, мы сохранили самые ценные кадры.

Как, Виктор Борисович, вы оказались во главе Союза строителей Свердловской области?

В годы разрухи пришлось защищать профессию строителя, и в 1999-м мы объединились. У многих строительных организаций дела в ту пору шли неважно, а «Уралэнергострой» выглядел сравнительно пристойно, вот поэтому и уговорили меня стать президентом Союза строителей. Мы решали многие профессиональные вопросы, среди них такой важный, как подготовка кадров. Помогали, например, детям строителей поступать в учебные заведения, где обучали строительным профессиям. Вместе с профсоюзами боролись за повышение зарплаты. Отстаивая наши интересы, взаимодействовали с властями, в том числе в законотворческой деятельности. Союзу уже более 17 лет, он выжил и, значит, нужен.

А со временем в недрах нашего профессионального союза родилась саморегулируемая организация «Строители Свердловской области», и коллеги выбрали меня председателем. В средние века да и раньше существовали гильдии вольных каменщиков, они были гарантами высокого качества строительства, которое вели их члены. Вот и СРО - подобие объединения вольных каменщиков в современных условиях. Сегодня наши Союз строителей и саморегулируемая организация работают в тандеме на пользу общему делу.

Не каждому строителю судьба дает шанс возвести такое уникальное и по значению, и по архитектурно-строительной сложности сооружение, как Храм-на- Крови. Расскажите, пожалуйста, об этой своей стройке.

Построить этот храм в Екатеринбурге на месте гибели царской семьи задумал губернатор Свердловской области Эдуард Эргартович Россель. Возглавить стройку он поручил мне. В 90-е годы был проведен конкурс на проект храма. Все предложенные варианты, включая и названный победителем, на мой взгляд, не выдерживали маломальской критики. Я считал, что здесь нужна не просто церковь, а храм-памятник, храм-музей. Губернатор поддержал эту идею, а главный архитектор области Еригорий Васильевич Мазаев сделал прекрасный проект. Он был принят на градостроительном совете. И в сентябре 2000 года началось строительство, которому очень содействовал своим административным ресурсом и вдохновлял нас на трудовые подвиги губернатор Россель. К стройке были привлечены десятки организаций не только Свердловской области. Без малого через три года храм был готов, и 16 июня 2003 года состоялось его освящение. Кстати сказать, опыт этого строительства мне пригодился при организации Управляющей компании «Уралэнергострой».

Что побудило вас к созданию этой компании?

Начну издалека. Как-то лет двадцать пять тому назад в США довелось мне беседовать с американским коллегой. С гордостью я говорил о том, сколько тысяч специалистов работает в нашем тресте, какое множество под моим командованием кранов, экскаваторов и другой строительной техники. Американец слушал, слушал да и воскликнул: «И как это ты, Виктор, до сих пор не угодил в дом умалишенных?!» Был тот мой собеседник руководителем управляющей строительной компании. Откровенно говоря, я и сам чувствовал, что у нас тоже пора создавать такие компании, которые главным движущим фактором стройки делают инженерную мысль. К этому подтолкнула и жизнь. В условиях рыночной экономики крайне неэффективно с помощью административно-командных мер управлять сорока предприятиями треста. Новое время требовало новой модели управления строительством крупных промышленных объектов. С этой целью в 2003 году и была образована Управляющая компания «Уралэнергострой», куда вошли лучшие инженерные кадры треста.

Сама компания это сравнительно небольшой коллектив, так как объективно существует количественный предел управляемости. Поэтому мы создали несколько дочерних компаний, я называю их центрами ответственности. Каждая отвечает за определенный процесс стройки, имеет стимул работать инициативно, творчески. Практика доказала правильность выбранного пути, ежегодно мы в 1,5-2 раза увеличивали объемы строительно-монтажных работ и вышли на лидирующие позиции в рейтинге крупнейших строительных компаний Урала и Западной Сибири. А в 2014 году по итогам Всероссийского конкурса на лучшую строительную организацию нашей компании присудили Гран-при-прим в номинации «Элита строительного комплекса России» и назвали «Лучшей из лучших».

Виктор Борисович, что для вашей компании значит энергоблок БН-800, строительство которого велось почти десять лет?

Еще немного, и атомостроение страны утратило бы те уникальные наработки, которые были приобретены при сооружении тогда единственного в мире промышленного реактора БН-600. Ушло бы поколение умеющих проектировать и строить энергоблоки с реакторами на быстрых нейтронах, не передав своего опыта молодым.

Много было противников у этого строительства. Говорили, что не время, что дорого, что Россия сейчас не способна на сооружение такого сложного объекта. С помощью Валерия Язева мне удалось найти поддержку в Государственной думе, и с ее подачи было принято государственное решение начать строительство в 2006 году.

Мы выросли на этом строительстве. Вышли на новый технологический уровень, создали совершенно новую систему управления и инженерной подготовки строительства, освоили новые материалы. Не будет преувеличением сказать, что мы добились мирового уровня по качеству работы. Производительность труда у нас сейчас в разы выше, чем в советское время. Полученный опыт является нашим мощным конкурентным преимуществом, он уже применяется и будет применяться на других стройках. Еще одним из важнейших результатов стало то, что мы воспитали умелое поколение молодых инженеров, так что есть кому передать эстафету. В целом же можно сказать, что осуществленный колоссальный проект- это мост между прошлым и будущим.

Но ведь не единым энергоблоком БН- 800 жил все эти годы «Уралэнергострой»?

Проведен большой объем строительных и реконструкционных работ на «Уралкалий», «Еврохиме», Пермском филиале «Гознака» и ряде других промышленных предприятий. В Пермском крае построили четыре электростанции разной мощности. Еще одну электростанцию ТЭЦ «Академическая» построили в Екатеринбурге. Сделали это в рекордный срок -за 28 месяцев (норматив для такого типа ТЭЦ - 36 месяцев) и с высоким качеством. Специалисты отметили, что «Академическая» - станция мирового уровня. И самое главное, построена она «под ключ». Мы теперь готовы полный цикл строительства таких объектов брать на себя: от проектировки до сдачи, то есть можем работать в рамках ЕРС-контракта. У нас есть такие возможности и ресурсы.

Сейчас мы ведем работы для «Еврохима», строим многоцелевой исследовательский реактор на быстрых нейтронах в Димитровграде и ТЭЦ в Казани. В январе подписали контракт на строительство Полярной газотурбинной электростанции.

Много лет подряд вы и возглавляемый вами коллектив получаете благодарственные письма руководства Свердловской области, которыми отмечается благотворительная деятельность. В чем выражается социальная ответственность «Уралэнергостроя»?

Мы шефствуем над двумя строительными колледжами в Екатеринбурге и над Строительным институтом УрФУ. В городе Заречном регулярно проводим благоустроительные работы, а в 2011 году на продолжении улицы Алещенкова построили очень красивый бульвар для отдыха. В 2016 году завершили сооружение Храма во имя Божией Матери, вложив в строительство не только свои силы и умение, но и львиную долю средств. Лично я уже много лет материально помогаю Екатеринбургскому театру оперы и балета и команде мастеров по хоккею на траве «Динамо - Строитель».

То, что «Уралэнергострой» ведет благотворительную деятельность, участвуя в различных стройках и помогая готовить строительные кадры, это понятно и служит естественным продолжением профессиональной деятельности. Но вот опера и хоккей на траве...

Много лет моя семья жила в Среднеуральске, где все мальчишки растут с клюшками в руках. Не стал исключением и мой сын. Когда он повзрослел, его приметил заслуженный тренер России Леонид Павловский и пригласил в свою команду, много раз побеждавшую в чемпионатах страны. А я, как родитель, принялся помогать клубу и подтянул для этого другие строительные компании. Мастер спорта международного класса Василий Суруда уже давно закончил играть. Я же по-прежнему в хоккее на траве. Не оставишь же команду, которая без меценатской помощи не выживет.

Если в хоккей меня привели родительские чувства, то опера это для души. Оперой я увлекся, еще будучи студентом УПИ. С той поры стараюсь не пропускать ни одной премьеры в Свердловском, а теперь Екатеринбургском театре. По нескольку раз хожу на его лучшие постановки. Когда у меня появилась возможность, стал помогать театру, тем более что много лет его возглавлял мой друг Вадим Вяткин. Тогда я был председателем Попечительского совета. Продолжаю помогать, чем могу, и теперь, испытывая в том душевную потребность.

Но ведь это немалые деньги...

Совершенно верно. Но если не я, то кто?

Обратная связь

Отправить сообщение